О взыскании налогов компании с ее собственника и директора. Спасаемся от рейдерства

Описание
Цену уточняйте
Контактная информация
Телефон:
Адрес: 346880, Россия, Ростовская область, Батайск, ул. Крупской, 44

Описание

В ИФНС ждут фото директора и бухгалтера

К нам в редакцию пришло письмо от главбуха: «Это что, первоапрельская шутка от «Упрощенки»? ФНС разослала по инспекциям письмо с новыми правилами подтверждения сделок. Для признания расходов упрощенцы должны подать в налоговую совместное фото директора и главбуха с контрагентом».

ФНС разослала по инспекциям письмо с новыми правилами подверждения сделок. Для учета расходов упрощенцы должны подать в ИФНС:

  • Совместное фото директора и главбуха с контрагентом
  • Расшифровку переговоров с заказчиками
  • Фото складов и офисов партнеров

Налоговики потребуют обосновать, по каким мотивам вы выбирали контрагентов

http://alyans-don.satom.ru/articles/131856-nalogoviki-potrebuyut-obosnovat-po-kakim-motivam-vy-vybirali-kontragentov/

Владимир Туров http://www.legalbis.ru 

Каждый предприниматель России хочет в 2017 году работать с достойной прибылью и спать спокойно. Но наше налоговое законодательство зажимает бизнес в тиски. Вы все еще носите «розовые очки» и думаете, что вы сможете работать по-старому, используя «серые схемы» оптимизации налогов? Тогда прочтите эту порцию фактов:

- Система АСК НДС-2 заработала по полной, и налоговики стали перевыполнять все планы по доначислениям налогов: число камералок, проведенных в 2016 году увеличилось на 25,1% (почти 40 млн.), а доначисления выросли на 25,9% (102,3 млрд руб.). Количество выездных проверок снизилось на 15,4%, однако суммы доначислений вскочили на 30,5% и составили 329,1 млрд руб.

- Все законы, принятые в 2016 году, направлены на полную, если хотите — тотальную, прозрачность бизнеса: 401-ФЗ внес изменения в пп.2 п.2 ст.45 НК РФ, и теперь налоговые долги компаний смогут взыскивать с «иных лиц».

- Судебная практика, согласно которой руководитель отвечает за налоговые долги компании своим личным имуществом, уже стала догмой. Суды стали чаще ссылаться на Постановление Пленума ВАС №62 от 30 июля 2013 года.

- Единственное жилье директора, где он проживает с детьми и женой, может оказаться под арестом (с запретом его продавать или кого-либо туда прописывать): Постановление Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 года №50.

- Следователи взялись за бизнесменов — им снова разрешили возбуждать уголовные дела напрямую по налоговым преступлениям. За 2 года число выявленных налоговых преступлений выросло почти на 50% (9283 в 2016 г., и 6 210 в 2014 г.).

- 488-ФЗ: теперь в течение 3-х лет с момента государственной ликвидации, налоговики могут вернуться к ликвидированной компании. И они начнут «копать» связи с «серыми» конторами, искать недоимки, начислять пени и штрафы. А так как компании уже нет, отвечать будут учредители и руководство своим личным имуществом.

И это не страшилки, а уже РЕАЛЬНАЯ ПРАКТИКА...

За компаниями усилят контроль

https://rg.ru/2016/09/29/zakony-oktiabria-prepodnesut-rossiianam-mnogo-siurprizov.html

С октября 2016 г. юридические лица должны вносить сведения о своей деятельности в Единый федеральный реестр.

И каждый россиянин при необходимости сможет проверить надежность компании.

Это им предписывает Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 360-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Компаниям придется сообщить о недостаточности имущества при банкротстве, о выдаче независимой гарантии, о заключении договора лизинга, о заключении финансовым агентом договора факторинга, о членстве в СРО, об обращении взыскания на имущество должника, о результатах обязательного аудита и так далее.

Изменения в законодательство направлены на повышение прозрачности деятельности юридических лиц, во избежание рисков и фактов мошенничества. Процедура внесения сведений в реестр обязательна... Внесение недостоверных сведений в Реестр с целью совершения мошенничества может быть расценено как способ совершения преступления.

Незнание бенефициаров

http://ekb.dk.ru/news/5-novyh-shtrafov-dlya-biznesa-v-2017-godu-237064718?utm_source=mail&utm_medium=letter&utm_campaign=rassylka_every_day

С 21 декабря 2016 года в силу вступил закон, согласно которому, компании, не сумевшие предоставить полную информацию о своих бенефициарах, могут быть оштрафованы. Сведения о бенефициарных владельцах (лица, владеющие 25% капитала и более) в праве запрашивать банки, налоговая служба и другие надзорные органы.

В случае, если компания не знает Ф.И.О. гражданство, дату рождения, паспортные данные, адрес местожительства и ИНН бенефициарных владельцев, ее директору грозит штраф в размере 30-40 тысяч рублей. Компания может быть оштрафована на сумму в 100-150 тысяч рублей. При этом сведения о бенефициарах необходимо обновлять раз в год и хранить в течение пяти лет.

Путин одобрил взыскание долгов компаний с физлиц

http://dolgi.ru/news/putin-odobril-vzyskanie-dolgov-kompanijj-s-fizlic_3300

Ранее одобренные Госдумой новые поправки в Налоговый кодекс РФ были подписаны Владимиром Путиным. Отныне налоговики смогут взыскивать налоговые долги компании с аффилированных физических лиц, например с владельцев.

В новой редакции статьи слово «организациям» заменено на «лицам». Изменения коснулись параграфов, согласно которым недоимка может быть взыскана через суд с аффилированных структур компании-должника.

Юрист BGP Litigation Денис Савин сообщил РБК, что налоговики смогут взыскивать неуплаченные налоги компании не только со связанных организаций, но и с аффилированных физлиц, например учредителей или акционеров.

Для борьбы с распространенной практикой банкротства компаний норма о взыскании налоговой задолженности с аффилированных организаций была введена в 2013 году. Ранее компании с успехом пользовались лазейкой в законодательстве: бизнес не прекращался, создавалось новое юридическое лицо, куда переводились активы, персонал и контрактная база.

Прежняя норма закона предусматривала взыскание долгов именно с организаций. Иными словами, недобросовестные налогоплательщики выводили активы на физических лиц, в том числе со статусом индивидуальных предпринимателей, и таким образом не несли никакой ответственности. 

02 декабря 2016 г.

Ответственность генерального директора

В этой статье затрагивается тема ответственности единоличного исполнительного органа ООО (который, в большинстве случаев, указан как генеральный директор). Речь пойдёт исключительно о реальных руководителях, вопрос о (без)ответственности номинальных директоров рассмотрим в другой раз.

Поскольку даже участники ООО могут серьезно поплатиться за кульбиты предпринимательской мысли, то генеральный директор и вовсе перманентно находится рядом с плахой. Законодательство предлагает достаточно широкий перечень оснований для ответственности генерального директора. Такая у него работа.

Проще всего, пожалуй, разделить ответственность генерального директора на несколько категорий:
- ответственность перед ООО;
- административная ответственность;
- уголовная ответственность.

Ответственность генерального директора перед ООО

Общие положения об ответственности указаны в пункте 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса РФ. Это новелла 2014 года, которая устанавливает требование действовать добросовестно и разумно в процессе исполнения обязанностей ЕИО и соответствующую ответственность за нарушение нормы.
Также об ответственности генерального директора указано в статье 44 федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" - ответственность предусмотрена за виновные действия (бездействия), приведшие к убыткам.

Поскольку должность генерального директора является дуалистической (руководитель - работник, руководитель - орган управления обществом), то, разумеется, нельзя не вспомнить ответственность, предусмотренную Трудовым кодексом РФ. Статья 277 ТК устанавливает полную материальную ответственность генерального директора за "прямой действительный ущерб".

Отдельно здесь укажу ответственность генерального директора перед кредиторами.
Ответственность (субсидиарная) предусмотрена статьей 10 федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" за нарушение, в частности, сроков подачи заявления о банкротстве, а также за отсутствие или недостоверность бухгалтерской отчетности (актуально ввиду того, что часто генеральный директор также принимает на себя обязанности главного бухгалтера).

Административная ответственность

Теперь перейдем к более специализированной ответственности. Увы, генеральный директор рискует не только раскошелиться, поскольку ответственность он несёт не только перед участниками ООО.

КоАП содержит внушительный список правонарушений, предусматривающий как штрафы на должностное лицо (т.е. генерального директора), так и дисквалификацию, которая не позволит нарушителю определенный срок занимает руководящую должность.
Нарушениям в сфере предпринимательской деятельности, санкциями за которые как раз являются штрафы и дисквалификация, посвящена глава 14 КоАП.

Также санкции к руководителю предусмотрены и другими главами КоАП.
Например, хорошо известна ответственность руководителя за несовременно поданную налоговую декларацию (ст. 15.5 КоАП).

Уголовная ответственность.

По счастью, пока господа следователи не смогли протащить поправки, предусматривающую уголовную ответственность для юридических лиц. За них отдуваются руководители, причем, они могут и не отделаться одними штрафами.
Например, ст. 197 Уголовного кодекса РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 6 лет за фиктивное банкротство, причинившее крупный ущерб.
А ст. 199 УК РФ грозит руководителю организации, уклоняющейся от уплаты налогов и сборов, если брать квалифицированный состав (т.е. когда сумма налогов и сборов >2 000 000 рублей), лишением свободы на срок до 6 лет и дисквалификацией на 3 года.

В общем, картина довольно безрадостная - ответственность генерального директора ООО значительна, и опасности поджидают всюду. Это тем более важно, учитывая, что в массе своей директора в лучшем случае могут похвастаться только руководящими качествами, тогда как юридическая подготовка вовсе отсутствует. Можно только дать тривиальный совет - как следует знать свою зону ответственности.

Как скрытое владение бизнесом снижает риски налоговых доначислений?

Интервью с руководителем taxCOACH Ярославом Савиным

С 2015 года налоговики тщательнее изучают доходы и расходы учредителей, а также директоров компаний. Инспекторы сконцентрированы на компаниях, у владельцев и топ-менеджеров которых низкие официальные доходы, но есть дорогое имущество?

Ярослав Савин: По уму в Среднем бизнесе должны быть:

  • операционные компании, создающие добавленную стоимость; 
  • хранители ценных активов, не участвующие в рисковой деятельности; 
  • и финансовые операторы - распределяющие финансовые потоки из центров прибыли в центры затрат без налоговых потерь.

Напомню, что ФНС, включая компанию в план проверок, делает так называемый предпроверочный анализ, оценивая не только перспективу доначисления налогов, но и размер имущества компании, за счет которого можно налоги реально взыскать. 

Автоматизированные системы умеют также вычленять официальные доходы собственников и членов их семей и сопоставлять с имуществом. Это касается и директоров. Если доходов мало, а имущества много - это дополнительный повод выйти на проверку компании. 

На сколько актуальна информация, которой владеет налоговая?

Ярослав Савин: Налоговики обновили свои инструменты. Во-первых, с 2014 года они вправе запрашивать в банках данные по счетам и депозитам «физиков». Во-вторых, с 2015 года ЗАГСы обязаны передавать в ФНС сведения о браках, разводах и так далее. Из Росреестра информация о недвижимости также автоматически поступает в налоговую в 10-ти дневный срок.

Разговаривая о рисках обращения взыскания на имущество собственников бизнеса при банкротстве, вы рассказали об инструментах скрытого владения бизнесом, как способе защиты. Для снижения рисков назначения выездной налоговой проверки они тоже применимы? 

Ярослав Савин: Налоговые проверки назначаются на основе оценки рисков, а значит под них попадают именно операционные компании. И скрытое владение ими - через совет директоров, перекрестное владение, или корпоративный договор с залогом доли - позволяет обойти роботизированную оценку возможности взыскания налогов с реальных собственников. А в открытую можно владеть Хранителем активов - поскольку он перестанет быть афиллированным с операционным рисковым сектором.

Но можно пойти дальше. Можно соединить скрытое владение бизнесом и оптимизацию налога на прибыль через такой инструмент как договор инвестиционного товарищества, например.

Про активное комплексное устранение разноплановых угроз захвата бизнеса

В Среднем бизнесе есть, что терять. А в текущих реалиях рейдерские захваты стали изящнее и изощреннее. И возможностей для осуществления рейдерских захватов в среднем бизнесе крайнее множество:

  • сосредоточение на операционной (то есть рисковой) компании значимого для всего бизнеса имущества;
  • типовой Устав компании, позволяющий свободное отчуждение доли третьим лицам (9 из 10 Уставов именно ТАКИЕ);
  • отсутствие фиксаций отношений с партнерами, в том числе в части принятия решений. Юридическое распределение доли 50/50 без корпоративного договора между партнерами - это не равноправие, это тупиковый путь, создающий возможности для утраты контроля над компанией каждым из них;
  • регистрация компаний на номинальных лиц, в том числе работников, без обеспечения системы владельческого контроля.

Основная форма защиты от рейдерских захватов для Среднего бизнеса - система «противотанковых ежей», каждый из которых преодолим, но в совокупности лишает злоумышленника интереса к компании, либо захват бизнеса делает экономически нецелесообразным.

Рейдерских захватов, как и их последствий, мы видели множество, поэтому наши решения включают в себя совокупность инструментов:

  • обеспечение имущественной защиты компании и активов учредителей;
  • обеспечение владельческого контроля над компанией;
  • проработка и фиксация отношений между партнерами (договор учредителей - корпоративный договор);
  • комплексная минимизация рисков утраты значимого имущества в результате претензий гос. органов, кредиторов, партнеров, супругов;
  • проработка корпоративных документов: Уставов, соглашений участников, внутренних договоров.

Директор за все в ответе

Клиенты часто обращаются к нам с вопросом, какие могут быть последствия выездной налоговой проверки? Что будет, если доначисленную задолженность компания не оплатит? И надеются, что если у фирмы нет имущества и денег на счетах, то задолженность можно не платить. Хотим предостеречь от столь наивных предположений.  

Законодательством и раньше предусматривалась возможность взыскания материального ущерба с директора в случае неуплаты налогов организацией, но судебная практика в этом направлении не развивалась. Суды исходили из того, что обязанность по уплате налогов возлагается на организацию, поэтому данная задолженность не может быть взыскана с физ.лица.

В 2015 году Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ направила дело на новое рассмотрение, указав следующее (Определение Верховного суда РФ по делу № 81-КГ14-19 от 27.01.2015):

Судом установлено, что ИФНС провела выездную налоговую проверку, по результатам которой вынесено решение о привлечении ООО к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, ООО предложено уплатить в бюджет Российской Федерации недоимку по налогу на добавленную стоимость.

При этом установлено, что физ.лицо, являясь руководителем и единственным учредителем ООО, совершая противоправные действия, руководствовался преступным умыслом, направленным на уклонение от уплаты налогов с организации, реализовав который причинил ущерб бюджету Российской Федерации в виде неуплаченного налога на добавленную стоимость. Руководитель приговором суда признан виновным по ч. 2 п. «б» ст. 199 УК РФ.

Ущерб в виде неуплаты налогов, в том числе неправомерного возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость, причинен руководителем, как физическим лицом, возглавляющим юридическое лицо и являющимся его законным представителем, в связи с чем он является ответственным за возмещение причиненного ущерба государству.

Таким образом, ущерб РФ причинен организацией-налогоплательщиком по вине лица, уполномоченного представлять интересы указанной организации, в связи с чем данное лицо является ответственным за возмещение причиненного государству ущерба.

В данном случае неуплата налога юридическим лицом по вине ответчика является ущербом, причиненным бюджету РФ, возместить который иным образом не представляется возможным. 

При этом инспекция просила не взыскать налоги, а возместить ущерб, причиненный преступлением. Поэтому ссылка судов на то, что физ.лица не являются плательщиками НДС, необоснованна.

В данном случае возмещать ущерб государству придется физическому лицу – руководителю организации.

Вероника Щетинина - юрисконсульт по работе с клиентами юридического агентства «ЮС КОГЕНС»

Суд на перепутье: взыскание убытков Общества с директора. Новинки практики

После выхода в свет Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 г. № 62 (далее - постановление № 62) в судебной практике появился новый тренд - взыскание с Директора убытков в виде налоговых доначислений  в случае привлечения Общества к налоговой ответственности. 

Компании после смены единоличного исполнительного органа стали обращаться в суд с регрессными требованиями о переложении на Директора (как правило, уже бывшего) начисленных недоимок по налогам, пени и штрафам. И по правде говоря, поначалу ситуация для Директоров казалась безнадежной. Ведь постановлением № 62 предусмотрена презумпция недобросовестности и неразумности действий Директора. В результате, он должен сам доказать свою невиновность. Большинство судов склонялось в пользу обществ и взыскивало с директоров миллионные убытки в полном объеме. Это, в свою очередь, стало элементом корпоративного шантажа и давления на «номинальных» директоров в ходе налоговой проверки.

Анализ свежей судебной практики уже не позволяет сделать столь однозначных пессимистичных  выводов для бывших руководителей. Взыскание убытков с Директоров в полном объеме возможно далеко не всегда и зависит от конкретных обстоятельств дела. 

Можно выделить две типичных ситуации, в которых решение судов будет существенно различаться:

I. Недоимка по налогам, пени и штраф доначислены Обществу в спорной ситуации, когда факт совершения Обществом налогового правонарушения не очевиден. Например, когда складывалась неодназначная судебная практика по поводу учета доходов, расходов, финансовых операций для целей налогообложения или момента возникновения права на вычет НДС по конкретным операциям. 

В этом случае взыскать с Директора понесенные Обществом убытки скорее всего не удастся, поскольку согласно п. 4 Постановления № 62: 

 Директор может подтвердить добросовестность и разумность своих действий путем представления доказательств неочевидности квалификации действий Общества правонарушением на момент их совершения. Например, отсутствие единообразия в практике применения налогового законодательства не позволяет сделать однозначный вывод о неправомерности действий Общества. 

В качестве примера такой ситуации можно привести дело № А40-166191/2014, суть которого заключалась в следующем:

Общество пыталось взыскать с Директора убытки в виде сумм НДС по строительным работам, в вычете и возмещении которых отказано налоговыми органами по причине пропуска 3-х-летнего срока на их предъявление, и начисленных пени. С позиции налоговиков, НДС к вычету по строительным работам нужно было принимать по мере подписания счетов фактур, актов выполненных работ КС-2 и КС-3.

По мнению Общества, убытки возникли из-за незнания Директором положений налогового законодательства, ограничивающих срок предъявления НДС к вычету тремя годами, непринятием им должных мер по организации ведения налогового учета.

Директор, в свою очередь, доказывая свою невиновность, ссылался на то, что действовал правомерно, руководствуясь письмами Минфина РФ. Согласно им НДС к вычету может быть предъявлен только после ввода построенного объекта в эксплуатацию, а не по мере подписания КС-2 и КС-3. В подтверждение этого Директор предоставил судебную практику по аналогичному вопросу с участием налогового органа, в котором он состоит на учете, а также других регионов.

Исходя из этого, суд посчитал допущенные Обществом налоговые правонарушения не однозначными и не очевидными, и признал наличие в данном случае правовой неопределенности по моменту возникновения у Общества права на вычет НДС. 

В результате, суд отказал в удовлетворении требований Общества в полном объеме, не усмотрев в действиях директора недобросовестности и неразумности. Кроме того, суды постановили, что нельзя взыскать пени, начисленные на налоговую недоимку за тот период, когда должность директора общества занимало уже другое лицо. Они обосновали это тем, что бывший директор уже не мог влиять на принятия решения о погашении налоговой недоимки, на которую начислялись пени.

II. Классическая ситуация  - Недоимка по налогам, пени и штраф доначислены Обществу при выявлении налоговым органом фиктивных сделок с фирмами-однодневками.

В таких условиях недобросовестность Директора считается доказанной, и даже последующее одобрение сделки Советом директоров или общим собранием участников не снимает самостоятельной ответственности с Директора (пп. 5 п. 2 и п. 7 Постановления № 62). 

Директору грозит возмещение причиненных убытков. Однако в отношении размера таких убытков мнения судов разделились, а именно: стала встречаться такая позиция:

Исходя из смысла понятия недоимки по налогам, отнесение суммы налоговой недоимки к убыткам общества являются ошибочными.

Сумма налоговой недоимки по своей правовой природе не относится к штрафным санкциям, а является суммой обязательного налогового платежа просроченного к оплате, но подлежащего в любом случае оплате налогоплательщиком. 

Таким образом, при наличии допущенных налогоплательщиком нарушений по уплате обязательных платежей ответственность несет хозяйствующий субъект, без права отнесения вины на единоличный исполнительный орган общества.

Например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 23.01.2015 г. по делу № А40-166191/2014

Это существенно снижает негативные последствия для директора. Один из последних примеров применения этой позиции по делам о недобросовестных контрагентах - решение Арбитражного суда Ставропольского края от 07.04.2015 г. по делу № А63-4455/2013, оставленное без изменения постановлением 16-го ААС от 22.07.2015 г.

Обстоятельства дела заключались в следующем. По результатам налоговой проверки Обществу был доначислен НДС в размере 8, 3 млн. руб., пени на сумму 2, 6 млн. руб. и штраф в размере 100 000 руб. по сделке с фирмой-однодневкой. Общество пыталось взыскать с директора причиненные сделкой убытки в полном объеме.

Суд признал, что директор не проявил должную осмотрительность при выборе контрагента, действовал неразумно при заключении сделки с однодневкой и тем самым причинил ущерб Обществу. Несмотря на это, судом взыскано с Директора только пени и штраф на общую сумму 2, 7 млн. руб. и отказано в отнесении на него сумм доначисленной недоимки по НДС.

Свое решение суд первой инстанции обосновал тем, что обязанность по доначислению НДС не может быть возложена на директора, поскольку предусмотрена действующим налоговым законодательством и не зависит от действий (бездействия) руководителя организации.

Но в судебной практике встречается и «традиционный» подход взыскания всей суммы убытков - недоимки по налогам, пени и штрафа за сделки с фирмами - «однодневками». Например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.04.2015 г. по делу № А33-5110/2014. 

В данном деле Общество взыскало с бывшего руководителя убытки на сумму 17 млн. руб., вызванных налоговыми доначислениями по договорам поставки с фирмами-однодневками. Суд признал, что директор действовал неразумно без должной осмотрительности при выборе контрагента, не проверил личность и полномочия лица, подписавшего за директора поставщика договоры поставки, а также наличие у поставщиков трудовых, транспортных и иных ресурсов для осуществления поставки.

ФАС Восточно-сибирского округа удовлетворил требования Общества о взыскании убытков с Директора в полном объеме, признав не обоснованными следующие доводы последнего:

  • Директор поручал совершение действий по проверке контрагентов департаменту безопасности материнской компании. Данный довод Директора не был подтвержден документально. Согласно положению о департаменте безопасности он не осуществлял проверку контрагентов дочерних и зависимых обществ;
  • Обязанность по проверке контрагентов была возложена на заместителя директора по продажам, юрисконсульта и консультанта службы-заказчика. Однако исследование их должностных обязанностей показало, что они не были уполномочены на проверку контрагентов.

Суд пришел к выводу, что Директор не делегировал кому-то свои обязанности по подбору контрагентов и подписанию с ними договоров, а также материнская компания не участвовала в процедуре одобрения закупа. Но даже при наличии указанных фактов, это не снимало бы ответственности с Директора. 

При этом суд посчитал ошибочным довод Директора о том, что недоимка по НДС по своей природе не является убытками и не может быть взыскана с Директора.

Из проведенного анализа видно, что Директор Общества не всегда должен возмещать Обществу убытки в полном объеме в случае привлечения Общества к налоговой ответственности. 

Если налоговые претензии касались неправильного ведения Обществом налогового учета и отражения финансовых операций, Директор может полностью избежать ответственности в виде возмещения убытков Обществу, доказав отсутствие единообразной практики применения налогового законодательства по вопросу налогообложения.

 В ситуации выявления налоговыми-органами фирм-однодневок Директор безоговорочно несет ответственность перед Обществом за причинные ему убытки в виде пени и штрафа. Однако возможность отнесения на Директора убытков в полном объеме, включая недоимку по налогам, зависит от усмотрения суда. Единообразных подходов не сложилось.

По материалам Центра taxCOACH

 Платить или не платить, это не вопрос: о взыскании налогов компании с ее собственника

...Налоговые инспекции очень часто для взыскания недоимок прибегают к процедуре банкротства. После вступления решения о привлечении к налоговой ответственности в силу, направляют требование о взыскании задолженности по налогам, штрафам и пени, неисполненное налогоплательщиком самостоятельно в установленный срок, в обслуживающую кредитную организацию, и сразу подают в арбитражный суд заявление о признании налогоплательщика банкротом

Такую возможность предусматривает Федеральный закон от 26.10. 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», который указывает на право привлечения к субсидиарной ответственности не только руководителя и учредителя должника, но и иное контролирующее лицо. 

Под контролирующими лицами закон подразумевает следующих субъектов: это лица, имевшие в течение последних двух лет до принятия судом заявления о признании должника банкротом право давать должнику обязательные для исполнения указания или возможность иным образом определять его действия, например, принуждая руководителя или оказывая на него влияние.  Таким образом, в круг данных лиц подпадает любой собственник бизнеса даже если формально он в компании-должнике никак не фигурирует. 

При этом с 1 октября 2014 г. вступила в силу новая редакция закона о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Если раньше резюмировалось, что контролирующие лица действовали разумно и добросовестно в интересах компании-банкрота и доказательства для привлечения их к ответственности необходимо было предоставить кредиторам и арбитражному управляющему, то с октября 2014 г. все стало наоборот. 

Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан банкротом вследствие действий его контролирующих лиц при наличии установленных законом обстоятельств.

В рамках данной процедуры налоговые органы через арбитражного управляющего (как правило, подконтрольного им) обращаются с заявлением о привлечении руководителя и учредителей (участников) к субсидиарной ответственности по долгам банкрота.

В результате таких мероприятий налоговые органы часто добиваются взыскания всего объема непогашенной налогоплательщиком задолженности с контролирующих его физических или юридических лиц. Причем смена контролирующих должника лиц через куплю-продажу долей, смену единоличного исполнительного органа, реорганизацию компании и прочие процедуры, не снимает с них субсидиарной ответственности, поскольку к ней привлекаются именно тех лиц, в период осуществления функций которых возникла задолженность.

При этом процедура банкротства представляет собой достаточно длительный и сложный процесс: с даты подачи заявления и до конца конкурсного производства в среднем проходит более полутора лет. Кроме того, налогоплательщики при оспаривании результатов налоговой проверки в судах активно используют свое право на подачу ходатайства о приостановке действия оспариваемого решения на период рассмотрения дела в суде, что также отодвигает возможность начать процедуру банкротства.

Учитывая, что с сентября 2014 г. Гражданский кодекс прямо указал в ст. 53.1 на возможность привлечения к ответственности по долгам компании ее руководителя и собственников, а закон о банкротстве (ст. 10) уже давно предусматривает возможность привлечения к субсидиарной ответственности не только указанных лиц, но и бенефициарных владельцев (если таковые будут установлены), несложно сделать вывод о том, что банкротство компании за собой может потянуть и банкротство ее владельца как физического лица. Таким образом, постепенно стирается самостоятельность юридических лиц как субъектов предпринимательской деятельности в части ответственности, а самое пугающее в статусе ИП - «ответственность всем своим имуществом» - почти не будет отличаться от ответственности собственника компании по ее долгам в случае банкротства. Тем более, последняя судебная практика показывает, что привлечение руководителей и собственников компаний-должников к субсидиарной ответственности становится обычным порядком вещей.

Но с недавнего времени в связи с принятием Определения ВС РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19 (далее - Определение), у налогового органа появился еще один серьезный инструмент для взыскания недоимок, а именно: взыскание ущерба с контролирующих организацию физических лиц в рамках уголовного дела.

Ранее суды не признавали возможность взыскания ущерба с физического лица, признанного виновным в совершении уголовного преступления, выразившегося в неуплате организацией, которую он контролировал, установленных налогов и сборов в крупном или особо крупном размере. Данная позиция была основана на том, что юридическое лицо является самостоятельным субъектом, отвечающим по своим обязательствам всем своим имуществом, поэтому неуплата налога, допущенная со стороны юридического лица, не может квалифицироваться как ущерб, причиненный государству действиями ее руководителя и (или) учредителя.

Верховный суд решительно поменял эту практику своим Определением, указав в нем, что ответственным за возмещение ущерба Российской Федерации в виде неуплаченных организацией налогов, в том числе неправомерного возмещения из бюджета НДС, может быть признано физическое лицо, привлеченное к уголовной ответственности за данное правонарушение.

Прежние ссылки нижестоящих судов на положения ст. 45 и ст. 143 НК РФ, строго устанавливающих круг налогоплательщиков и порядок исполнения налоговых обязательств, как основание для отказа возмещения ущерба бюджету таким способом, Верховный суд признал несостоятельными, поскольку в рассматриваемом случае речь идет не о взыскании налогов, а о возмещении ущерба, причиненного преступлением.

Итак, с учетом позиции, занятой ВС в своем Определении, схема взыскания доначислений по налоговым проверкам будет выглядеть уже следующим образом:

Если организация не обжаловала в суде результаты проверки или суд поддержал налоговую инспекцию и признал организацию виновной в совершении налогового правонарушения, инспекция может, в случае неуплаты доначислений налогоплательщиком, прибегнуть к процедуре банкротства и заявить о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

В то же время, если налоговое правонарушение содержит в себе признаки уголовного преступления (ст. 199, ст. 199.1 УК РФ), то по итогам расследования возбужденного в связи с этим уголовного дела и рассмотрения его Судом, может быть вынесен обвинительный приговор в отношении контролирующих организацию лиц, по которому они обязаны будут возместить причиненный своими действиями ущерб бюджету, если взыскать доначисления иным способом не представилось возможным, в т.ч. в рамках банкротства.

Здесь напомним, что налоговый орган обязан передать в Следственный комитет материалы выездной проверки, если требование об уплате доначисленных сумм по результатам этой проверки не исполнено налогоплательщиком в течение двух месяцев, а сумма неуплаченных налогов по требованию (штрафы и пени не учитываются) остается больше 2 млн. руб. (1) (п. 3 ст. 32, абз. 3 п. 4 ст. 69 НК РФ). На основании данных материалов Следственный комитет должен принять решение о возбуждении уголовного дела.

«Крупный размер» в соответствии со ст. 199, ст. 199.1 УК РФ, впрочем, на практике налоговые органы в ходе выездных проверок меньше не доначисляют уже давно.

Обратим внимание, что уголовное дело может быть возбуждено, даже если налогоплательщик обратился в арбитражный суд с иском о признании результатов проверки незаконными.

Таким образом, вопрос платить или не платить недоимку по налоговым проверкам, становится просто не актуальным, когда угроза уголовного преследования в полной мере включает ответственность по возмещению ущерба с контролирующих организацию лиц.

Возможность не платить есть только в одном случае - это успешно оспорить решение налогового органа по проверке в Арбитражном суде, что также должно снять вину с контролирующих налогоплательщика лиц по уголовному делу, если таковое было возбуждено.

Если победа в Арбитражном суде не очевидна, а налоговое правонарушение тянет по своему составу на уголовное преступление, освободить от уголовной ответственности наверняка может только уплата всех доначислений (в т.ч. пени и штрафов) до внесения обвинительного приговора и то при условии, что преступление совершено лицом впервые.

Иными словами, с учетом рассмотренной выше позиции Верховного Суда РФ, в случае неудачной попытки обжалования решения налогового органа контролирующее лицо, так или иначе, останется должником по доначисленным суммам налогов, но вопрос в том, что уплата этих сумм до возбуждения уголовного дела (вынесения приговора Суда) поможет избежать судимости.

О контроле официальных расходов собственника бизнеса со стороны налогового органа

В тренде борьбы с выплатой зарплат «в конвертах» и в целом с «однодневками» для получения наличных денежных средств оказалась практика доначисления НДФЛ физлицам, исходя из размера их крупных расходов, например, на приобретение автомобилей, земли и иной недвижимости, акций предприятий.

Несмотря на то, что контроль расходов физлиц в России официально отсутствует, такие покупки позволяют налоговым органам предполагать наличие у физического лица расходов, скрытых от налогообложения. В логике инспекторам отказать нельзя.

И если раньше такие вопросы поднимались на известных комиссиях по легализации ФОТ, где путем использования убеждающих методов руководитель и/или собственники компании зачастую приходили к мысли о повышении ФОТ. То теперь приобрел известность иной способ. «Эксперимент» активно проходит в Белгородской области, обширная судебная практика которой потрясла налогоплательщиков по всей стране. Ведь исключать распространения опыта на другие регионы нельзя.

По материалам Центра taxCOACH

Рейдерство и защита от захвата

Рейдерство это захват чужого имущества. Может иметь силовой характер.

Захват бизнеса направлен на завладение денежными средствами, территориями, зданиями и сооружениями, товарами и производством товаров, интеллектуальной собственностью и т.д.

Рейдерство может быть инициировано как по заказу, так и партнёрами по бизнесу.

Стандартно перед захватом выбирается цель, собирается всесторонняя информация о нём, проводится оценка, собираются дубликаты документов и наконец, выбирается способ захвата. Способы могут быть разные, например, простое изменение руководящих органов компании, слияние, поглощение…

При простом изменении руководящих органов компании (изменения состава участников/акционеров, директора) в основном используется подделка документов. При подаче документов для государственной регистрации таких изменений рейдеры пользуются отсутствием сравнительных механизмов у налогового органа, например, подписи на документах не сравниваются. Нотариусы в свою очередь также, досконально не сравнивают и заверяют необходимые для регистрации изменений заявления.

Если к Вам обратился клиент за услугой изменения руководящих органов, но не может предоставить оригиналы документов, не лишним будет спросить почему. Ответ стандартно прозвучит, скорее всего, что документы потеряны, а восстанавливать их нет желания/времени. Тогда конечно лучшее решение будет опять задать вопрос, при каких обстоятельствах документы утеряны. Отсутствие документов это прямое основание считать, что Вашими руками пытаются осуществить действия, о которых реальные собственники бизнеса могут и не знать.

Рейдеры не исключено могут пользоваться и поддержкой, «свой нотариус», «свой инспектор», «свой опер»...

Рейдерство может не иметь цели захвата целого бизнеса, а для временной блокировки руководства. Поменять директора в компании как способ насолить своему конкуренту.

Если целью рейдерства является увести фирму полностью, то используются схемы как реорганизации, так и изменения адреса компании и её названия. В первом случае реорганизация проводится в форме слияния или присоединения. Именно в этих формах процесс позволяет перевести права на другую, подконтрольную компанию. Во втором случае это может быть началом увода компании.

Любой захват сопровождается внесением записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ). На основании выписок ЕГРЮЛ и обновленных записей в ней рейдеры могут действовать дальше. Менять доступ к счёту на «своего» директора, поменять доступ к складу с товаром компании и т.п. Именно поэтому важным является хоть иногда проверять ЕГРЮЛ и записи в нём. Идеально, если и смотреть сведения о поданных документах в налоговую - https://service.nalog.ru/uwsfind.do. В случае появления записи о том, что поданы некие документы, незамедлительно обратиться в регистрирующую налоговую. Оставить заявление на возражение проводимой регистрации. Если же запись уже включена, то непременно следует обратиться в суд для её отмены.

Первым практически всегда идёт внесение желаемой информации в ЕГРЮЛ. Именно регистрация позволяет дальше действовать. Выданные документы ведь налоговой легальны.

Устав компании это его учредительный документ. Он служит руководством, содержит правила, по которым меняются руководящие органы. Всегда необходимо иметь в виду, что если в уставе имеется пункт, по которому решение может быть принято большинством, то это позволяет воспользоваться не только Вам, но и другим, против Вас.

Унифицированной защиты от рейдерства к сожалению не существует, но есть меры к предупреждению захвата. Это четкий контроль за своим бизнесом, выстроенная структура руководства, мониторинг работы, отслеживание корреспонденции, отслеживание запросов на информацию бизнеса и внутренних документов компании, формирование своей внутренней службы, как юридической, так и по безопасности, недопущение долгов, недопущение концентрации активов в одном месте, соблюдение правил по коммерческой тайне.

Обращаться при рейдерском захвате следует и в правоохранительные органы по месту нахождения своего бизнеса. Обязаны принять заявление, зарегистрировать его у себя, принимаются круглосуточно.

В случае подозрения на участие сотрудников правоохранительных органов в захвате Вы можете обращаться непосредственно в подразделения собственной безопасности этих органов, а также в органы прокуратуры.

Рубрика каталога Satom.ru: Правовой и юридический аутсорсинг
Включен режим редактирования. Выйти из режима редактирования
наверх